Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Статья Международное частное право в киберпространстве Александр МЕРЕЖКО
описание | темы | ключевые слова 

Тема Интернета и его влияния на право становится все более популярной. Все большее число людей приобщается к Интернету, становясь при этом участниками глобального "киберсообщества". С другой стороны, государство неуклонно теряет контроль и влияние в киберпространстве, оставляя многие вопросы на усмотрение пользователей. При этом все большее значение в киберпространстве занимают вопросы электронной торговли, поэтому Интернет приобретает важное экономическое значение, в то время как практика еще не выработала адекватных правовых механизмов его регулирования.

Исследуя юридические проблемы в связи с функционированием Всемирной сети, автор признаёт, что Интернет представляет собой серьезный вызов традиционному международному частному праву (МЧП). С точки зрения коллизионного метода, отправным пунктом юридического анализа правоотношений с иностранным элементом в целях определения компетентного правопорядка является, прежде всего, территориальный аспект. Однако в условиях киберпространства такие категории, как территория, место, граница практически лишены реального содержания, и тем самым, по утверждению некоторых авторов, лишают смысла коллизионное право в целом.

В США, выявились два диаметрально противоположных подхода в отношении выбора компетентного правопорядка в Интернете. Первая группа прецедентов при решении споров, связанных с Интернетом, фокусирует внимание на домицилии истца или основном месте его предпринимательской активности. Во второй группе прецедентов американские суды применили закон того места, откуда было отправлено Интернет-сообщение. Судебная практика оказалась не в состоянии создать систему непротиворечивых и единообразных коллизионных норм для решения коллизионных проблем в Интернете.

Суммируя многообразие точек зрения по поводу перспектив МЧП в контексте киберпространства, выделяется два главных направлениях юридической мысли, представителей которых в доктрине условно именуют "консерваторами" и "революционерами". "Революционеры" выступают за придание Интернету статуса особой юрисдикции и создание автономной системы норм "кибер-права", независимой от национальных систем права. По мнению же "консерваторов", появление Интернета не требует радикальной реформы МЧП, поскольку оно за свою длительную историю уже не раз переживало подобные технологические потрясения, как телеграф, телефон, факс и т.д.

Нерешенные юридические проблемы, связанные с Интернетом, стали стимулом к созданию различных концептуальных моделей в доктрине МЧП. В статье рассматривается три таких модели, с помощью которых предлагается решать коллизионные проблемы в Интернете: унификация коллизионных норм; унификация материальных норм "кибер-права"; и признание Интернета в качестве особой юрисдикции и создание системы специальных Интернет-арбитражей для решения споров в связи с использованием Интернета.

Унификация коллизионных норм - наименее радикальный способ решения коллизионных проблем в Интернете. Несмотря на то, что этот подход достаточно гибок и превалирует в настоящее время, негеографическая природа Всемирной сети делает его неприемлемым для решения споров, связанных с коллизией законов в Интернете. Для решения этой задачи, по мнению автора, необходимо выработать простые и легко применимые правила с целью определения компетентного права в Интернет-спорах и сделать их применимыми путем принятия конвенции или путем следования рекомендации какого-либо наднационального совещательного органа.

Ввиду существенных различий в подходах к Интернету и разногласий между развитыми и развивающимися странами по поводу защиты прав интеллектуальной собственности создание подобной международной конвенции в обозримом будущем представляется трудноосуществимой задачей.

Что касается признания Интернета в качестве особой юрисдикции и создания системы "киберсудов" для решения "киберспоров", то реализация этого проекта представляется еще более отдаленной перспективой.

Наибольшие трудности могут возникнуть для МЧП по поводу деликтов, совершенных в киберпространстве. Как известно, главной коллизионной привязкой МЧП в сфере деликтов является "закон места причинения вреда" (lex loci delicti). Однако в условиях Интернета результативное применение данной привязки является довольно проблематично. Особенно сложно определить "место" причинения вреда в случае таких деликтов, как клевета, диффамация, нарушение сферы личной жизни (privacy) или же незаконное проникновение в компьютер и несанкционированный доступ к информации другого лица. По мнению автора, в таких случаях должен применяться закон того места, откуда вредоносная информация стала доступной неопределенному кругу лиц. Что касается места, откуда причинитель вреда (клеветник) получил доступ в Интернет, то оно не должно иметь значения.

С учетом опыта, накопленного доктриной и практикой МЧП, предлагается дополнить проект нового ГК Украины (Книга восьмая "Международное частное право") статьей следующего содержания: "Права и обязанности по обязательствам, возникающим в результате нарушения права на неприкосновенность личной и семейной жизни либо права на уважение к достоинству личности, которое было совершено путем публикации, трансляции или аналогичным способом с помощью средства массовой коммуникации (информации), адресованной неопределенному кругу лиц, определяется по праву страны, в которой был причинен вред".

На правах рекламы: