Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Лекции Обеспечение доказательств в делах, связанных с нарушением авторского права Селиванов Максим Владимирович не издано
описание | темы | ключевые слова 

© Селиванов М.В. 2002

Данная статья является неопубликованной и не может быть использована иначе с согласия ее автора.

Обеспечение доказательств в делах, связанных с нарушением авторского права

Приступая к анализу обеспечения доказательств по делам, связанных с защитой авторского права, необходимо отметить, что доказательства подтверждающие принадлежность авторского права находятся у истца и он может их самостоятельно предоставить. А доказательства факта нарушения авторского права находятся у ответчика. При этом ответчик может их быстро уничтожить или скрыть. Соответственно у истца всегда возникают трудности в представлении данных доказательств и без содействия суда он никогда не сможет доказать факт нарушения. Именно в этом состоит специфика защиты авторского права и проблема обеспечения доказательств по данной категории дел.

Как известно, способы обеспечения доказательств закреплены в статье 36 ГПК Украины и к числу способов обеспечения доказательств названная статья относит: допрос свидетелей, назначение экспертизы, истребование и осмотр письменных и вещевых доказательств. Закон от 11 июля 2001 года ввел новое для гражданского процесса понятие “временные меры”. Очевидно, что правовая регламентация и название были заимствованы законодателем из Соглашения TRIPS (Раздел 3 носит название “Временные меры”). Пункт 1 статьи 50 Соглашения TRIPS предусматривает закрепление за судебными органами полномочий распорядиться о безотлагательных действенных временных мерах: (а) для предотвращения возникновения нарушения любого права интеллектуальной собственности и, в частности, предотвращения поступления в торговые каналы, находящиеся под их юрисдикцией, товаров, включая импортируемые товары непосредственно после таможенной очистки; (б) для сохранения соответствующих доказательств в отношении предполагаемых нарушений. Т.е. временные меры по соглашению TRIPS служат для обеспечения доказательств.

Обращаясь к предусмотренным п. 3 ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года временным мерам, следует указать, что к ним относятся:

а) вынесение постановления об осмотре помещений, в которых, как допускается, происходят действия, связанные с нарушением авторского права и (или) смежных прав;

б) наложение ареста и изъятие всех экземпляров произведений (в том числе компьютерных программ и баз данных), записанных исполнений, фонограмм, видеограмм, программ вещания, относительно которых допускается, что они являются контрафактными, средств обхода технических средств защиты, а также материалов и оборудования, которые используются для их изготовления и воспроизведения;

в) наложение ареста и изъятие счетов и других документов, которые могут быть доказательством совершения действий, которые нарушают или создают угрозу нарушения (или подтверждают намерения совершения нарушения) авторского права и (или) смежных прав.

Таким образом, содержание приведенных временных мер дает основание сделать вывод, что они представляют собой ничто иное, как способ истребования и осмотра письменных и вещественных доказательств. Следовательно, по своей сути, временные меры являются способом обеспечения доказательств. А значит, порядок применения временных мер должен быть согласован и не противоречить нормам, регулирующим порядок обеспечения доказательств, предусмотренным в ст.ст. 35-38 ГПК Украины, ст.38 ХПК Украины. Отсюда следует другой не менее важный вывод: норма, закрепляющая временные меры, носит исключительно процессуальный характер, поэтому необходимо ее размещение в ГПК.

По общему правилу, установленному ст. 35 ГПК Украины, основанием для обеспечения доказательств является опасение лица, что подача нужных доказательств станет со временем невозможной или затрудненной. Пункт 2 ст. 50 Соглашения TRIPS допускает применение временных мер, “где это уместно, в частности, в случаях, если есть вероятность того, что любая задержка причинит непоправимый вред владельцу прав или же существует доказуемый риск того, что улики будут уничтожены”. Тем самым, можно сделать вывод, что единообразных требований к регламентации условий применения временных мер Соглашение TRIPS не выдвигает. Следовательно, их перечень может быть предусмотрен национальным законодательством. На Украине, в соответствии п. 3 ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года условиями применения временных мер являются:

    1. отказ ответчика по делу о нарушении авторского права и (или) смежных прав в доступе к необходимой информации или не обеспечение ее предоставления в приемлемый срок,
    2. создание ответчиком препятствий в осуществлении судебных процедур,
    3. с целью сохранения соответствующих доказательств относительно инкриминированного нарушения, в особенности в случаях, когда любая отсрочка может нанести непоправимый ущерб лицу, которому принадлежит авторское право и (или) смежные права,
    4. если есть очевидный риск того, что доказательство будет уничтожено.

Применительно к объектам авторского права следует отметить, что материальные носители, содержащие контрафактные экземпляры можно быстро уничтожить, спрятать. Поэтому, при обеспечении доказательств в делах, связанных с нарушением авторского права, судам необходимо учитывать, что сам объект предполагает очевидный риск уничтожения доказательств и отсрочка обеспечения доказательств не позволит истцу доказать факт нарушения. Исходя из этой посылки, рассмотрения заявления об обеспечении доказательств в делах, связанных с нарушением права на компьютерную программу, должно происходить без участия ответчика и без его оповещения.

Данная задача может быть решена, как пишет В.И.Жуков, путем рационального использования соответствующих норм гражданско-процессуального права.

Так, в соответствии со ст. 38 ГПК Украины, заявление об обеспечении доказательств рассматривается судом на протяжении десяти дней с оповещением заинтересованных лиц. Безусловно, что ответчик – заинтересованное лицо и суд обязан оповестить его. Поэтому для рассмотрения заявления об обеспечении доказательств без участия ответчика следует воспользоваться ч. 2 ст. 38 ГПК Украины, которая гласит: “В неотложных случаях … заявление об обеспечении доказательств рассматривается только с участием заявителя”. Исходя из посылки быстрого уничтожения материальных носителей, содержащих контрафактные экземпляры, можно сделать вывод, что обеспечение доказательств в делах, связанных с защитой авторского права, являются неотложными случаями. Т.е. основываясь на действующем процессуальном законодательстве можно добиться обеспечения доказательств без участия и без оповещения ответчика. Но суды, в своей правоприменительной деятельности, не используют данную норму.

В этой ситуации, как рекомендует авторам В.И.Жуков, следует подать в суд заявление об обеспечении доказательств без указания ответчика. Т.е. искусственно создать ситуацию, при которой истец не может установить к кому предъявить иск, что соответствует ч. 2 ст. 38 ГПК Украины. В таком случае, судья будет “вынужден”, по мнению В.И.Жукова, рассмотреть заявление об обеспечении доказательств без сообщения заинтересованным лицам. Но необходимо учитывать, что истец в заявлении об обеспечении доказательств обязан указать лицо, у которого находятся истребуемые доказательства. И, с учетом того, что действия по обеспечению доказательств будут происходить у названного лица, то оно является заинтересованным. Отсюда следует, что суд обязан оповестить его о рассмотрении подобного заявления. А значит, рассматривать заявление об обеспечении доказательств необходимо с участием данного лица.


Таким образом, можно сделать вывод, что действующее процессуальное законодательство не позволяет в полной мере добиться обеспечения доказательств по делам, связанных с защитой авторского права без участия и без оповещения ответчика или иного заинтересованного лица. Отсюда следует необходимость внесения изменений и дополнений в процессуальное законодательство.

В отличие от порядка обеспечения доказательств, порядок применения временных мер позволяет выполнить поставленную задачу. Так, в соответствии с п. 3 ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года, заявление о применении временных мер подается до предъявления иска или до начала рассмотрения дела с участием другой стороны, а ч. 2 п.3. ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года предусматривает, рассмотрение данного заявления судом или судьей только с участием заявителя в двухдневный срок. При этом, в случае применения временных мер до подачи искового заявления, истец обязан подать иск о нарушении авторских прав не позднее 15 календарных дней от дня применении временных мер. Т.е. процессуальный порядок рассмотрения заявления о применении временных мер отличается от общего порядка рассмотрения заявления об обеспечении доказательств, предусмотренного ст. 38 ГПК Украины, по следующим моментам:

    1. заявление об обеспечении доказательств, согласно ст. 38 ГПК Украины рассматривается с извещением заинтересованных лиц, а в неотложных случаях только с участием заявителя. Можно сделать вывод, что, в соответствии со ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года, дела, связанные с нарушением авторского права, прямо отнесены законодателем к “неотложным случаям”.
    2. срок рассмотрения заявления об обеспечении доказательств, согласно ст. 38 ГПК, десять дней, а на рассмотрение заявления о применении временных мер Закон отводит два дня, что обеспечивает надлежащую оперативность;
    3. Строго ограничен срок подачи искового заявления – 15 календарных дней со дня применения временных мер. Ст. 38 ГПК Украины такого ограничения не содержит.

Приведенное позволяет утверждать, что порядок применения временных мер не противоречит общему порядку обеспечения доказательств, и еще раз подтверждает необходимость размещения норм, закрепляющих временные меры в ГПК.

При этом необходимо учитывать, что закрепленное право истца прибегнуть к столь оперативным и действенным мерам может создать условия для их злоупотреблений. Поэтому, с целью предупреждения возможных злоупотреблений, Законом от 11 июля 2001 года предусмотрено право суда требовать от заявителя обоснования того, что он является субъектом авторского права и (или) смежных прав и что его права нарушены или неотвратимо будут нарушены, а также выдать заявителю судебное определение относительно внесения залога или эквивалентной гарантии, достаточной для того, чтобы предотвратить злоупотреблению временными мерами. При этом размер залога (гарантии) определяется судом с учетом обстоятельств дела, но не должен быть менее 100 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан и не больше размера заявленного вреда”. Данное положение целиком соответствует ч. 3 ст. 50 соглашения TRIPS: “Судебные органы должны иметь полномочия потребовать от заявителя предоставить любые разумно доступные доказательства, чтобы убедить себя с достаточной степенью уверенности в том, что заявитель является владельцем прав и что его право нарушается или что такое нарушение неизбежно, и распорядиться о том, чтобы заявитель предоставил залог или равноценную гарантию, достаточную для защиты ответчика и предотвращения злоупотреблений”.

Однако каким же образом следует применять эту норму?

К сожалению, еще нет практики применения данной нормы. Однако, если исходить из анализа судебной практики относительно обеспечения иска (ст. 158 ГПК Украины) по делам, связанных с интеллектуальной собственностью, то можно сделать вывод о том, что суд или судья, как правило, отказывали в обеспечении иска и не применяют ст.158 ГПК Украины по тем мотивам, что у истца нет достаточно имущества. Если принять существующую практику обеспечения иска, то не трудно выявить тенденцию применения временных мер, с учетом того, что Законом устанавливается минимальный залог в 100 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан. Суд или судья будут отказывать в применении временных мер согласно ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года точно так, как отказывали ранее в обеспечении иска согласно ст. 158 ГПК Украины. Но, отказывая в обеспечении доказательств - судебная система, таким образом, отвечает отказом в правосудии! А это недопустимо.

Прежде всего, необходимо отметить, что это право суда, а не обязанность. Суд имеет право, а не обязан требовать от истца внесения залога или иной гарантии.

Суд не должен "заботиться" ни об истце, ни об ответчике, так как о них интересах уже "позаботился" законодатель. Подобно тому, как часть 2 ст. 158 ГПК Украины защищает ответчика, если факт использования объекта интеллектуальной собственности не будет установлен. В случае отказа в иске ответчик имеет право взыскать из истца убытки, причиненные нему обеспечением иска. Ч. 7 п.3 ст. 53 Закона от 11 июля указывает, что при отмене временных мер или если при рассмотрении дела выяснится отсутствие факта нарушения или угрозы нарушения авторского права и (или) смежных прав, суд имеет право на ходатайство ответчика принять судебное решение относительно предоставления ответчику надлежащей компенсации истцом за любой вред, причиненный этими мерами.

Однако, ни 158 ГПК Украины, ни 53 Закона от 11 июля, не обязывают суд принимать меры по обеспечению надлежащей компенсации ответчику. Суд может использовать свое право лишь в случае, когда усмотрит в действиях истца злоупотребление применением временных мер. И именно это обстоятельство должно найти свое отражение в мотивировочной части соответствующего определения о внесении залога или эквивалентной гарантии, а не ссылка на отсутствие имущества у истца. Данный вывод согласуется со ст. 48 соглашения TRIPS, которая связывает возможность возмещения ущерба ответчику только в случаях злоупотребления процедурами по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности.

В целом можно сделать вывод о том, что порядок применения временных мер, закрепленный в ст. 53 Закона от 11 июля 2001 года, обеспечивает должную быстроту рассмотрения заявления, при этом выполняется условие, что данное заявление рассматривается без участия ответчика и его оповещения.

 


На правах рекламы: