Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Ресурс Internet Правовые проблемы электронного документа Дутов Михаил Михайлович http://jur-lib.kharkov.ua/dutov/3.htm
описание | темы | ключевые слова 

Волна нормотворчества относительно вновь возникающих отношений, связанных с бурно развивающимися компьютерными технологиями, не минула и украинского законодателя. Несмотря на то, что данный процесс протекает более вяло, чем, например, в России[1], определенные достижения уже имеются, что выражается в наличии проектов законов аналогичных российским, а проект "Об электронном документе и электронном документообороте" уже находится на рассмотрении в Верховной Раде.
Данный документ за номером 7329 был зарегистрирован Верховной Радой 24.05.2001 года и на сегодняшний день[2] по информации сайта Liga Online (http://www.liga.kiev.ua) имеет статус "получен ВР Украины". Это означает, что за прошедшие полгода ему практически не уделялось внимания, что связано, скорее всего, с рассматриванием законодателем данной сферы правоотношений не первостепенной для украинского общества и экономики. Далеко не последнюю роль в таком отношении к электронному документу играет отсутствие у нормотворцев знаний по недавно возникшему и весьма специфическому кругу вопросов. Данный фактор имеет также огромное воздействие не только на процесс рассмотрения законопроекта в парламенте, но и, что намного важнее, на качество недавно созданного документа.
С последним дела обстоят неважно, однако надо уточнить, что данная проблема присутствует не только у украинских авторов законопроекта, она также присуща практически всем. Обусловлено это, как уже было сказано, новизной проблематики, которую инертное человеческое сознание еще не переварило.
К чему это приводит, можно красочно проиллюстрировать следующим примером из проекта: У разі надсилання електронного документа декільком адресатам або його зберігання на декількох запам`ятовуючих засобах, кожний з примірників вважається оригіналом електронного документа (п.2 ст.6).
Получается, что электронный документ может иметь несколько оригиналов, что уже противоречит самому понятию "оригинал". Трудно вообразить к чему это может привести на практике; например, в кредитно-финансовой сфере повторное направление одного и того же электронного документа будет означать многократное списание денежных средств.
Данный пример выбран не случайно, т.к. он является одним из самых больших ошибок существующего законопроекта, свидетельствующей о том, что сама природа и вытекающие отсюда свойства электронного документа уяснены не совсем правильно.
Не будем останавливаться на технической стороне существующих отличий электронного и бумажного документа, интересующимся можем порекомендовать статью "Системное отличие традиционного и электронного документа"[3], где это все подробно рассмотрено на основе анализа физических сред существования двух видов документов. Важнее практические моменты создания правовых норм, которые учитывали бы особенности электронных документов и были бы лишены существующих на сегодняшний день недостатков.
В частности, указанное нами противоречие должно быть разрешено следующим способом: оригинал электронного документа может быть только один, однако в связи с легкостью копирования можно создать какое угодно количество абсолютно аналогичных его реализаций. В результате та реализация, которая первой выполнит функции документа (например, произойдет списание денежных средств на основании электронного платежного поручения) будет признана оригиналом электронного документа, а все оставшиеся будут также считаться исполненными, т.к. обладают всеми свойствами оригинала, который уже не имеет юридической силы.
Поэтому предлагаем п.2 ст.6 изложить в следующей редакции: Оригінал електронного документа може існувати в множинній кількості реалізацій ідентичних одна іншої. Електронні інформаційні системи повинні передбачати процедуру ідентифікації оригіналу електронного документа по будь-якій з існуючих реалізацій.
Непосредственно с этим связана проблема существования копий электронного документа не только на бумажном носителе, но и в электронном виде. Существующий проект закона не признает существования последних, что является следствием уже указанной причины - не совсем корректного понимания природы электронного документа, приводящей к представлению о существовании только оригиналов электронных документов.
Между тем исследователи уже давно указывали на слишком резкую категоричность заявления об отсутствии у электронного документа копий, например, такая точка зрения содержится в статье А.А. Косовца[4]. На наш взгляд, документ вне зависимости от его среды существования должен иметь возможность создания копий, которые могут потребоваться в самых различных ситуациях.
Если создание копии привычного бумажного документа происходит путем внесения в него указания на то, что он является копией, и проставлением реквизитов лица, составляющего копию, то с электронным документом вполне возможно проделать подобную процедуру. Достигается это с помощью электронной цифровой подписи, причем процедура создания копии электронного документа принципиально ничем не будет отличаться от "бумажной" процедуры.
Поэтому считаем логичным внесение в ст. 6 законопроекта следующего положения: Копії електронного документа можуть створюватися шляхом накладення додаткових цифрових підписів окрім існуючого цифрового підпису укладача електронного документа.
Однако просто указания на то, что электронный документ может иметь копии с помощью наложения на него электронной цифровой подписи, недостаточно. Дело в том, что в проекте слабо проработаны вопросы структуры электронного документа и его обязательных реквизитов.
Относительно данного вопроса содержится только лишь указание на то, что структура и реквизиты определяются законодательством Украины или договором сторон (п. 3 ст. 4). На наш взгляд, этого явно недостаточно, т.к. в таком случае возникает вопрос о том, что же такое электронный документ и чем он отличается от обычного электронного сообщения, например электронного письма. Единственное содержащееся в украинском законодательстве определение понятия "документ" находится в ст. 27 закона № 2657- XII от 02.10.92 г. "Об информации", однако и там не определена обязательная структура документа. В соответствии со сложившейся практикой применения документированной информации одним из основных свойств документа является именно наличие в нем реквизитов, позволяющих его идентифицировать, то есть установить источник его происхождения, авторства. Отсутствие идентифицирующих реквизитов и невозможность установить источник происхождения лишает информацию статуса документа. Определение структуры и обязательных реквизитов электронного документа особенно актуально в среде электронного документооборота, где электронные сообщения уже могут не иметь привычной структуры и реквизитов бумажного документа в связи с необходимостью их автоматизированной обработки.
Данный вопрос, например, положительно решен в белорусском законе [5], где в ст. 7 "Структура электронного документа" указано, что электронный документ состоит из двух частей - общей и особенной. Первая состоит из информационной части документа, а во вторую включается одна или несколько электронно-цифровых подписей, что является реквизитом электронного документа.
Поэтому предлагаем дополнить ст. 4 украинского законопроекта абзацем следующего содержания: Електронний документ складається з двох частин - загальної й особливий. Загальна частина електронного документа складається з інформації, що становить зміст документа. Інформація про адресата відноситься до загальної частини. Особлива частина електронного документа складається з однієї чи декількох електронних цифрових підписів. Сторони в договорі самостійно можуть змінювати або визначати додаткові вимоги до структури і/або реквізитів електронного документа.
Помимо уже указанных недостатков ст. 4 проекта в п. 4 содержит следующее положение: Електронний документ є документом підписувача з часу, коли підписувач наклав на електронний документ свій цифровий підпис.
Данный абзац можно истолковать таким образом, что создатели законопроекта пытались определить момент, с какого электронный документ приобретает юридическую силу - с момента наложения электронной цифровой подписи.
Однако документ не является основой юридической силы сам по себе. Если нет правоотношений, то не существует и юридически значимого документа, даже если имеется некая записанная информация, снабженная всеми атрибутами, и подписью в том числе. Другими словами, если не возникли правоотношения, документ, конечно, может существовать, но не будет использоваться (например, формирование платежного поручения с дальнейшим неиспользованием его). В этом случае документ не является юридически значимым, даже имея все необходимые реквизиты; он не создает прав и обязанностей, то есть не имеет юридической силы, хотя и представляет собой юридический факт, в силу которого могут возникнуть правоотношения.
Вместо существующей в ст. 4 формулировки проекта необходимо внести следующую: Електронний документ, який використовується у правовідносинах суб'єктами електронного документообігу, еквівалентний паперовому документу і має однакову юридичну силу з паперовим документом.
Таким образом отпадет необходимость в наличии в тексте положения, задачи которого непонятны, а смысловая нагрузка может быть неверно уяснена. Вместо этого создадутся гарантии того, что юридическая сила электронного документа приравняется к юридической силе документа, составленного на бумаге.
Подводя итоги, можно сказать, что развитие информационных технологий и дальнейшее расширение сфер использования электронных документов является объективным процессом, который нуждается в правовом обрамлении. Причем в данной сфере без надлежащего правового регулирования невозможен качественный прорыв в использовании электронного документа. Существующий законопроект Украины "Об электронном документе и электронном документообороте" призван решить возникающие проблемы, однако он сам еще нуждается в дальнейшей доработке.
Список литературы
[1] На разных стадиях рассмотрения в Государственной Думе РФ находится немало законопроектов, посвященных электронной коммерции и электронному документу в частности: "Об электронном документе", "Об электронной цифровой подписи", "Об электронной торговле", "О сделках, совершаемых при помощи электронных средств (Об электронных сделках)", "О предоставлении электронных финансовых услуг", "Об исполнении денежных обязательств по сделкам, совершенным с использованием специальных технологических средств". Тексты законопроектов можно найти в Интернете по адресу http://www.cnews.ru/lawprojects/
[2] 5 Января 2002 г.
[3] Конявский В.А., Гадасин В.А. Системное отличие традиционного и электронного документа // Работа опубликована в Интернете по адресу http://www.accord.ru/Docs/Stati/ Otl_doc/index.htm (посещалось 16.11.01 г.)
[4] Косовец А.А. Правовой режим электронного документа // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1977. № 5. - С. 48-59
[5] Закон Республики Беларусь "Об электронном документе" № 367-3 от 10.01.00 г. Текст закона можно найти в Интернете по адресу http://www.internews.ras.ru/law/belarus/ electronicdoc/index.html (посещалось 28.03.00 г.)
На правах рекламы: