Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Судебная практика Почему суд не удовлетворил иск изобретателя? В.В. Березкин Патенты и лицензии
описание | темы | ключевые слова 
Почему суд не удовлетворил иск изобретателя?
О весьма своеобразном деле, которое не так давно слушалось в Дорогомиловском межмуниципальном суде г. Москвы, рассказывает В.В. Березкин, консультант отдела науки, высоких технологий и экспертизы Департамента культуры, образования и науки Аппарата Правительства Российской Федерации.
Изобретатель П. обратился в суд с иском к федеральному институту промышленной собственности о восстановлении права на подачу международной заявки, возмещении материального и морального вреда. При этом он указал, что 23 апреля 1998 г. подал ответчику заявку на получение патента на изобретение с намерением испросить на нее конвенционный приоритет. Для этого, по словам истца, он сделал отметку на бланке заявления на выдачу патента, заплатил пошлину, подал дополнительное заявление с соответствующим разъяснением. Заявке был присвоен номер как международной.
Письмом от 18 мая 1998 г. ответчик прислал истцу экземпляр бланка заявления на подачу международной заявки без листа расчета пошлин и не сообщил о размерах пошлин и тарифов на текущий год. В этом же письме ответчик предложил истцу исправить заявление на подачу международной заявки.
Но такого заявления истец еще не подал из-за отсутствия необходимого бланка.
Письмом от 15 июня 1998 г. истец указал ответчику на несогласие с его требованиями и просил прислать недостающий лист расчета пошлин. В ноябре 1998 г. истец получил ответ, что предполагаемая международная заявка не рассматривается и не будет рассматриваться как таковая.
Данные действия ответчик обосновал тем, что истец будто бы сделал предложение не рассматривать заявку, как международную, а рассматривать как национальную. Однако истец такого предложения не делал.
Истец считает, что ответчик лишил его права на подачу международной заявки, отказавшись прислать недостающий лист заявления в ответ на его требования, поэтому он просит восстановить его право на подачу международной заявки. Истец также указывает, что действия ответчика причинили ему моральный вред, который он оценивает в 20 тыс. долл., и материальный ущерб вследствие потерянного времени - 40 тыс. долл.
Суд установил, что истец подал заявку о выдаче патента Российской Федерации на изобретение на соответствующем бланке, при подаче заявки уплатил пошлину на подачу заявки на выдачу патента Российской Федерации с просьбой об установлении приоритета по дате подачи более ранней заявки и указанием даты испрашиваемого приоритета (22 апреля 1998 г.). Однако материалы заявки содержали заявление с разъяснениями о том, что она подается как международная. На основании этого данная заявка и была зарегистрирована ответчиком как предполагаемая международная.
Согласно ст. 11 Договора о патентной кооперации для установления даты подачи заявки как международной в соответствии с порядком делопроизводства по международным заявкам ответчик своим письмом от 18 мая 1998 г. направил истцу бланк заявления на подачу международной заявки и предложил внести необходимые исправления в части, касающейся указания государств, в которых испрашивается охрана изобретения. Однако истец не представил необходимых исправлений и правильно оформленного заявления к международной заявке, а письмом от 15 июня 1998 г. сообщил, что международная заявка им фактически еще не подана.
В связи с этим ответчик направил истцу уведомление о том, что его заявка не рассматривается и не будет рассматриваться как международная. После этого заявка была зарегистрирована, как поданная в соответствии с Патентным законом Российской Федерации (т.е. как национальная заявка)
В соответствии со ст. 21 Патентного закона Российской Федерации через два месяца по заявке была начата формальная экспертиза. Истцу направили запрос с предложением указать, на чье имя испрашивается патент, и расшифровать подписи в заявлении. Истец же сообщил, что считает проведение формальной экспертизы незаконным, и просил ее прекратить. Письмом от 22 декабря 1998 г. ответчик разъяснил истцу, что проведение формальной экспертизы может быть прекращено только в случае отзыва заявки.
Оценивая собранные по делу доказательства, суд пришел к выводу, что ответчик действовал в соответствии с законодательством. На момент подачи искового заявления у истца была возможность подать международную заявку на изобретение, раскрытое в ней, в течение 12 месяцев, т. е. до 23 апреля 1999 г., и права его не нарушались.
То, что истец не воспользовался своим правом в установленный срок, не может служить основанием для возмещения морального вреда, тем более что сам факт причинения вреда им не доказан. Иск о взыскании материального ущерба за потерю времени вообще не основан на законе и поэтому удовлетворению не подлежит.
На основании ст. 151, 1064 ГК РСФСР, руководствуясь ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, суд в иске П. к ФИПС отказал. Решение вступило в законную силу.
Как можно прокомментировать это довольно курьезное дело?
Оформление и подача международной заявки - дело не только непростое и хлопотное, но и весьма специфическое и строго регламентированное. Имея о нем лишь приблизительное представление, лучше сразу отказаться от идеи проделать его самостоятельно. Следовательно, необходимо прибегнуть к услугам специалиста-профессионала. Таким профессионалом, как правило, может быть только патентный поверенный.
Изобретатель, выступающий в качестве заявителя, пытающийся самостоятельно справиться с возникшими проблемами, обычно попадает впросак уже на начальных этапах оформления заявки и рискует утратить возможности патентования своего изобретения.
Для получения исключительных прав в указанных заявителем государствах необходимо патентование изобретения в каждом из них по национальной или региональной процедуре. Об этом многие изобретатели, желающие запатентовать свое изобретение за границей, зачастую даже не подозревают.
Патентование изобретений за рубежом к тому же не дешево. Привыкшие ориентироваться на российские пошлины, названные некоторыми средствами массовой информации главной причиной развала патентного дела в стране, изобретатели часто бывают ошеломлены размерами патентных пошлин за рубежом, даже несмотря на снижение их размера в последнее время. В связи с этим представляется целесообразным привести размеры пошлин, взимаемых за подачу международных заявок по процедуре РСТ.
Так, основная пошлина составляет 650 швейцарских франков, если международная заявка содержит не более 30 листов (плюс 15 швейцарских франков за каждый лист свыше 30); пошлина за указание - 140 швейцарских франков за каждое указание (однако за любое указание свыше шести пошлина не взимается); пошлина за обработку - 233 швейцарских франка.
Названные официальные пошлины, естественно, не учитывают затраты на оплату услуг патентных поверенных, зачастую весьма значительные, и накладные расходы.
В приведенном случае налицо явная переоценка изобретателем как значимости своего изобретения, так и собственных затрат на его создание. Это выразилось в непомерных требованиях о возмещении материального и морального вреда. Истца при этом совершенно не смущало отсутствие каких-либо доказательств выдвигаемых им материальных притязаний.
Однако такое не редкость при предъявлении исков изобретателями к ФИПС или к Роспатенту. Авторы изобретений, как правило, не учитывают, что реальный интерес к изобретению проявляется не на стадии идеи, а когда конструкция или технология, в которых оно используется, достаточно проработаны, и приобретение их на основе лицензионного соглашения позволит лицензиату быстро освоить их в производстве и выйти на рынок с готовой продукцией. Нередко считая, что после создания изобретения, зачастую еще только выдвинутого как идея, общество и государство находятся перед ними в неоплатном долгу, изобретатели требуют к взысканию и более фантастические суммы.
Справедливости ради отметим, что полету фантазии авторов, патентующих свои изобретения, способствует и их освобождение от уплаты госпошлины в судах общей юрисдикции по искам, вытекающим из авторского права, права на изобретение, полезную модель, промышленный образец и других прав на интеллектуальную собственность. Отсутствие такой льготы, очевидно, умерило бы их пыл, что доказывает опыт рассмотрения аналогичных дел в арбитражных судах.
Наконец, описанный судебный спор свидетельствует и о нежелании признавать сделанные в силу недостаточного профессионализма ошибки, а ситуацию объяснять плохой работой патентного ведомства и несовершенством российского законодательства. Поэтому решение, вынесенное судом, представляется маленькой победой над подобными предрассудками, помогающей расставить все по своим местам.
На правах рекламы: