Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Статья Законотворчество в сфере Internet Нина Носова МИР ПК
описание | темы | ключевые слова 
В статье «Законотворчество в сфере Internet» автор отмечает, что государственно-правовое регулирование отношений между субъектами в Internet необходимо, хотя его реализация и сопряжена с определенными трудностями. Прежде всего, по его мнению, на законодательном уровне должны быть закреплены нормы и правила, касающиеся тех аспектов функционирования Сети, которые непосредственно затрагивают важнейшие права и законные интересы личности, общества и государства (например, право на защиту данных частного характера, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию, право на получение официальной информации, свобода творчества, охрана интеллектуальной собственности, свобода предпринимательской деятельности и т. п.). Подобное положение дел, тем более что пользователями Internet уже стали десятки и сотни миллионов людей, заставило законодателей практически во всех странах обратить внимание на отставание правового регулирования отношений в сфере Internet.
Нина Носова пишет, что сейчас около двадцати стран мира уже имеют зачатки национального законодательства, относящегося к использованию глобального информационного пространства. Однако пока можно говорить только о попытках решить назревшие проблемы на уровне судебных прецедентов и законопроектов. При этом законодатели исходят из того, что Internet сам по себе не является ни объектом, ни субъектом правового регулирования. Таковым предметом становятся правоотношения между различными лицами (как физическими, так и юридическими), возникающие при использовании Internet. Причем они (правоотношения) носят «экстерриториальный» характер, и их оптимальное регулирование может быть достигнуто только в случае разработки соответствующих международных договоров и унификации национальных законов, относящихся к данной проблеме.
Касаясь российского опыта, автор отмечает, что настанет время, когда национальные законы, работающие в сфере Internet, будут очень мало отличаться друг от друга. Поэтому важно иметь представление не только о попытках российских законодателей урегулировать отношения, возникающие в Сети, но и об опыте их зарубежных коллег.
Далее автор дает перечень российских законов, действующих на федеральном уровне и посвященных использованию, производству и распространению различной информации:
• «Об информации, информатизации и защите информации»;
•«О связи»;
• «Об участии в международном информационном обмене»;
• «О средствах массовой информации»;
• «О рекламе»;
• «Об авторском праве и смежных правах»;
• «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»;
• «О государственной тайне»;
• «О федеральных органах правительственной связи и информации».
Однако только один, обращает внимание корреспондент, из перечисленных законодательных актов в значительной степени связан с регулированием отношений при использовании Internet. Это закон РФ «Об участии в международном информационном обмене», принятый еще в 1996 г. Как определено в ст. 1, его целями являются создание условий для эффективного участия России в международном информационном обмене в рамках единого мирового информационного пространства, защита интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, а также интересов, прав и свобод физических и юридических лиц при международном информационном обмене.
Этот закон регулирует отношения, связанные с использованием документированной информации, информационных ресурсов и информационных продуктов с помощью средств международного информационного обмена. В частности, закон вводит контроль над получаемой и передаваемой информацией вплоть до «приостановления» обменана срок до двух месяцев. Однако время создания этого законодательного акта приходилось на тот период, когда сеть Internet не была широко распространена в России и законодатели плохо представляли себе, что это такое и какие правовые проблемы здесь могут возникнуть.
В результате закон не лишен существенных недостатков. Определения некоторых терминов, используемых в нем, порождают множество вопросов. Например, понятие «средства международного информационного обмена» определены как информационные системы, сети и сети связи, используемые при международном информационном обмене. Что собой представляют «сети», отличные от сетей связи, в контексте данного закона непонятно. Сегодня этот законодательный акт уже не вполне адекватен процессам, происходящим в глобальных информационных сетях, и требуется его срочная корректировка. Поэтому сейчас закон носит скорее декларативный характер, и его применение на практике проблематично.
Автор считает, что изменения и дополнения, учитывающие факт существования сети Internet и практически неограниченный доступ к глобальным информационным ресурсам и обмену информацией, должны быть внесены во все перечисленные выше законодательные акты.
Работа в этом направлении продолжается, и в настоящее время на рассмотрении Государ-ственной Думы находится внесенный Президентом РФ проект закона «О праве на информацию» (www. akdi.ru/dg/proekt/079026gd/htm), который включает в себя требование обязательного представления в сети Internet информации об органах государственной власти. Активизировалась также деятельность по созданию законопроектов в области правового регулирования электронной подписи, так как отсутствие подобного механизма во многом сдерживает развитие электронной коммерции в России. Готовятся два закона:
• федеральный закон об электронной цифровой подписи (разрабатывается в соответствии с планом законопроектных работ Правительства РФ);
• модельный закон об электронной подписи для стран СНГ по инициативе Межпарламентской Ассамблеи (по инициативе Государственной Думы).
Оба проекта должны быть практически завершены в начале 2000 г. (www.emoney.ru/bibl/low/eds/edstrs. asp). Предполагается, что эти акты помогут регулировать отношения субъектов, возникающие при использовании электронной цифровой подписи в документообороте. Действие их будет распространяться на органы государственной власти РФ и ее субъектов, а также на органы местного самоуправления.
Кроме того, физические и юридические лица, находящиеся под юрисдикцией РФ, смогут применять электронную цифровую подпись в качестве аналога собственноручной подписи при совершении сделок и иных юридически значимых действий путем передачи электронных документов с использованием открытых или корпоративных информаци-оннотелекоммуникационных сетей.
2. Запад нам поможет?
В этой части статьи автор пишет, что Американские коллеги российских депутатов также ведут активную работу по разработке законопроектов, посвященных регулированию правоотношений, возникающих при использовании Internet.
В конце прошлого года Палата представителей и Сенат США, например, готовили некое «законодательное рагу», включающее помимо прочего положения о рассылаемой по электронной почте рекламной «макулатуре», о недопустимости вмешательства в частную жизнь и об электронной коммерции. По мере того как конгресс США выходил на финишную прямую законодательной сессии 1999 г., его членам все чаще приходилось иметь дело с законопроектами, касающимися Internet, направленными на предотвращение утечки информации о персональных данных, на сдерживание волны электронной «макулатуры», накатывающейся на детей, и на то, чтобы сделать Web приятным и безопасным местом для бизнеса.
Конгрессмены внесли также несколько законопроектов, относящихся к защите сетевых коммуникаций, однако ни один из них не вызвал особого воодушевления у защитников неприкосновенности частной жизни, которые лоббируют принятие общего закона, регулирующего отношения, возникающие при сборе и передаче информации.
Закон о защите частной жизни потребителя услуг Internet (Consumer Internet Privacy Protection Act of 1999), внесенный конгрессменом от шт. Миннесота Брюсом Венто, призван регулировать распространение провайдерами информации о пользователях. Он требует от поставщика услуг Internet получения письменного разрешения клиента-пользователя на ознакомление кого-либо с предоставляемой им провайдеру информацией. Законопроект также требует предоставления пользователю возможности ознакомиться с любой собранной о нем информацией и списка тех лиц, которые располагают этими данными.
Ранее депутат из Нью-Джерси Боб Фрэнке внес аналогичный законопроект, названный законом о защите сведений о социальном страховании в сетевых коммуникациях (Social Security On-line Privacy Pro-tection Act of 1999). Однако в настоящее время ни один из этих законопроектов не распространяется на Web-узлы. Поэтому если не сделать соответствующие изменения, то законы не будут защищать потребителя как раз там, где он в наибольшей степени уязвим.
Единственное относящееся к Internet законодательное положение, которое прошло за последнее время, - это принятый в 1998 г. закон о защите частной жизни детей в сетевых коммуникациях (Children´s On-line Privacy Protection Act of 1998). Этот акт требует от владельцев Web-узлов получать разрешение родителей на сбор информации от детей до 13 лет. Трепетное отношение американцев к детям подчеркивает и предложенный к рассмотрению закон о защите частной жизни детей и родительском дозволении (Children´s Privacy Protection and Parental Empowerment Act of 1999). Он называет преступным коммерческое использование сведений о детях до 16 лет без письменного согласия родителей.
Много предложенных законопроектов касались защиты электронной почты от разного рода «макулатуры». Так, сенатор из Арканзаса Фрэнк Мурковски опять внес на рассмотрение конгресса несколько видоизмененную версию прошлогоднего законопроекта о защите входящей электронной почты (Inbox Pri-vacy Act of 1999). Новая версия требует от отправителей электронной «макулатуры» в обязательном порядке включать в свои послания данные, необходимые для их идентификации, и в явном виде предоставлять получателю возможность отказаться от содержащихся в них предложений, а также подчиняться всем требованиям получателей избавить их от «мусора». Специальная статья в новой редакции запрещает отправителям электронной «макулатуры» посылать непрошенные послания в какие-либо домены, придерживающиеся политики отключения ненужных сообщений.
Положения, касающиеся закрытия доменов для «мусора», несомненно сократят поток «макулатуры», однако другие требования закона создают дополнительную работу провайдерам, которые в результате выступают против данного законопроекта, что уже привело к медленной смерти вариант 1998 г. Новую версию может постигнуть та же судьба.
Еще один закон об уголовной ответственности за распространение электронного «мусора» (Can Spam Act 1999), внесенный конгрессменом от Калифорнии Гэри Миллером, все более широко поддерживается борцами с «макулатурой». Составленный по образцу акта шт. Калифорния, этот закон в случае его принятия разрешит провайдерам Internet подавать в суд на нарушителей их политики борьбы с электронным «мусором» и введет уголовные санкции за фальсификацию имени домена при его рассылке. Пока что закон об уголовной ответственности остается единственным подобным федеральным законопроектом, поддержанным Коалицией против непрошеной коммерческой электронной почты (Coalition Against Unsolocited Commercial E-mail).
Заботят заокеанских законодателей и перспективы развития Сети. Например, закон о росте и развитии Internet (Internet Growth and Development Act of 1999) по оценке автора — конгрессмена от шт. Вирджиния Рика Буше, является всеобъемлющим законодательным актом, призванным сделать Internet процветающей экономической средой. Закон Буше помимо прочего в правовом отношении приравняет электронную подпись к обычной. Кроме того, он требует, чтобы Web-узлы вывешивали уведомления о своей политике в отношении персональных данных.
Не забыты и покупатели Internet-магазинов. Так, сенатор от Нью-Хэмпшира Роберт Смит внес закон о налоговом моратории для Internet (Internet Tax Moratorium Act 1999), который мог бы заменить нынешнюю трехлетнюю приостановку взимания налогов с продаж в Сети постоянным отказом от такого налогообложения. В случае принятия этого акта власти не обязывали бы Web-торговцев брать налоги с продаж в тех штатах, где у них имеется значительный объем Internet-торговли или торговли по каталогам, поскольку те уже платят налоги в штатах, где присутствуют физически.
Наконец, к категории «доступ к информации о потребителе» относятся еще два достойных внимания законопроекта. Во-первых, это предложенный конгрессменом от шт. Нью-Йорк Майклом Форбсом закон об улучшении доступа потребителей к информации о путешествиях (Improved Consumer Access to Travel Information Act 1999), позволяющий проверить, какие помехи чинят авиакомпании сетевому бизнесу, занимающемуся организацией авиапутешествий. Во-вторых, председатель Комитета по торговле Палаты представителей, депутат от Вирджинии Том Блайли внес законопроект о доступе потребителей и инвесторов к информации (Consumer and Investor Access to Information Act of 1999), призванный гарантировать, что котировки акций и другая значимая для инвестиций информация останутся свободно доступными для потребителей в Web.
Отсутствие таких норм и правил не только оказывает отрицательное воздействие на функционирование Сети, но и не позволяет в полной мере использовать широкие возможности Internet как глобальной международной коммуникационной магистрали для реализации коммерческой деятельности.
На правах рекламы: