Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Статья Компенсация - особый способ защиты исключительных прав. В. Погуляев «Интеллектуальная собственность», Москва
описание | темы | ключевые слова 
В данной статье В. Погуляев рассказывает о компенсации, как особом способе защиты исключительных прав.
В соответствии со ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» (далее Закон об авторском праве) обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя, в том числе:
- возмещения убытков, включая упущенную выгоду;
- взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав, вместо возмещения убытков;
- выплаты компенсации в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), устанавливаемых законодательством Российской Федерации, определяемой по усмотрению суда или арбитражного суда, вместо возмещения убытков или взыскания дохода.
Под обладателями исключительных авторских прав, в частности, понимаются: авторы произведений науки, литературы и искусства (первоначальные носители таких прав); наследники авторов; издательства, в том числе музыкальные; средства массовой информации; теле- и радиокомпании; фабрики, заводы и другие промышленные предприятия, использующие произведения дизайна, изобразительного и декоративно-прикладного искусства; кино- и фотостудии, студии дизайна; компании - разработчики программного обеспечения; научно-исследовательские организации и конструкторские бюро; другие лица, получившие исключительные права на основании закона или договора.
Обладателями исключительных смежных прав являются: исполнители; производители фонограмм; организации эфирного или кабельного вещания; их правопреемники.
Как отмечает автор статьи, нарушителем авторских и смежных прав, исходя из смысла п. 2 ст. 48 Закона об авторском праве, является любое физическое или юридическое лицо, которое участвует в отношениях, возникающих в связи с созданием или использованием произведений науки, литературы или искусства, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания, и не выполняет требования указанного Закона.
В. Погуляев рассказывает, что выплата компенсации за нарушение исключительных прав впервые была введена в 1992 г. Законом РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (далее - Закон о правовой охране ЭВМ и БД). Согласно ст.18 Закона о правовой охране ЭВМ и БД «автор программы для ЭВМ или базы данных и иные правообладатели вправе требовать выплаты нарушителем компенсации в определяемой по усмотрению суда, арбитражного или третейского суда сумме от 5000-кратного до 50000-кратного установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда в случаях нарушения с целью извлечения прибыли вместо возмещения убытков...». Автор статьи отмечает, что аналогичный способ восстановления гражданских прав нашел также отражение в проекте Федерального закона «О коммерческой тайне». Согласно указанному законопроекту обладатель коммерческой тайны вправе требовать в том числе «выплаты компенсации в размере от 50 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом, по усмотрению суда в случае невозможности определения размера убытков вследствие нарушения прав на коммерческую тайну».
В. Погуляев отмечает, что в силу специфичности рассматриваемого способа защиты его кажущаяся универсальность на практике нередко сталкивается с различными трудностями и противоречиями.
Во-первых, не существует единой системы определения размера компенсации. Законодатель наделил судебные органы правом объективной оценки совершенного правонарушения, установив лишь минимальный (10 МРОТ) и максимальный (50 000 МРОТ) пределы компенсации. Ввиду отсутствия в гражданско-процессуальном законодательстве России такого понятия, как «судебный прецедент», размер взыскиваемой в разных судах компенсации за идентичные по сути нарушения может быть кардинально различным. Зачастую взыскиваемые суммы не только не соответствуют заявленным исковым требованиям, но порой не способны даже покрыть расходы истца на услуги профессионального адвоката.
Во-вторых, суды зачастую неправильно трактуют и применяют норму Закона об авторском праве, касающуюся компенсации, что создает препятствия в восстановлении нарушенных прав. Как указано в подпункте 6 п. 1 ст. 49 данного Закона, меры ответственности, предусматривающие возмещение убытков, взыскание дохода и выплату компенсации, применяются исключительно по выбору правообладателя. Однако, говорит автор публикации, ситуации, когда суд не просит обосновать, а требует доказать размер компенсации, в среднем возникают при рассмотрении одного из трех дел данной категории. Не являются редкостью нарушения норм гражданско-процессуального права, проявляющиеся в самовольной подмене судом заявленных исковых требований (вместо компенсации с ответчика взыскиваются убытки). Иногда причиной затягивания дела выступает необоснованное определение суда второй инстанции.
Как было отмечено автором статьи выше, в соответствии со ст. 18 Закона о правовой охране ЭВМ и БД обладатель исключительных прав на программу для ЭВМ или базу данных вправе требовать выплаты компенсации в случае незаконного использования указанных объектов только с целью извлечения прибыли. Закон об авторском праве (ст.1 и 7) регулирует отношения, возникающие в связи с созданием и использованием в том числе программ для ЭВМ (произведений литературы) и баз данных (составных произведений). Следовательно, при рассмотрении споров, связанных с незаконным использованием программ для ЭВМ и баз данных, подлежит применению не ст.18 Закона о правовой охране ЭВМ и БД 1992 г., а ст. 49 Закона об авторском праве 1993 г. (более позднего нормативного акта), не требующая наличия факта незаконного коммерческого использования. Однако, считает В. Погуляев, существует необходимость применения именно ст.18 Закона о правовой охране ЭВМ и БД на том основании, что нормы Закона об авторском праве являются общими по отношению к специальным нормам Закона о правовой охране ЭВМ и БД.
Согласно ст. 2 Закона об авторском праве Закон о правовой охране ЭВМ и БД входит в законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах. Следовательно, говорит автор публикации, нормы Закона об авторском праве не только дополняют нормы Закона о правовой охране ЭВМ и БД в части неурегулированных вопросов, но и изменяют их в ряде случаев. На это указывает и п. 6 постановления Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах»: «Впредь до принятия соответствующих правовых актов Российской Федерации и приведения законодательства Российской Федерации в соответствие с Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» законодательство Российской Федерации и бывшего Союза ССР применяется постольку, поскольку оно не противоречит указанному Закону».
В. Погуляев отмечает, что компенсация не связана с причиненными убытками или незаконно полученным доходом, поскольку подлежит выплате вместо них. При этом размер компенсации должен определяться судом исходя из объективных критериев:
1. Масштаб нарушения авторских или смежных прав, определяемый исходя из различных количественных характеристик. Так, суд может учитывать:
- количество нарушенных исключительных авторских или смежных прав (воспроизведение, распространение, передача в эфир, переработка и др.);
- количество незаконных передач в эфир, сообщений по кабелю, выпущенных и (или) поступивших в гражданский оборот единиц контрафактной продукции и т. д.;
- время, в течение которого произведение (передача, исполнение, постановка или фонограмма) «размещалось» в сети Интернет;
- другие показатели.
2. Последствия нарушения. Например, суд вправе принять во внимание снижение объема продаж экземпляров произведения или фонограммы, выпущенных на законном основании, при наличии соответствующих документов, которые представлены истцом или истребованы у третьих лиц по его ходатайству.
3. Степень вины нарушителя (умысел или неосторожность). На снижение требуемой истцом суммы компенсации могут оказать влияние следующие обстоятельства:
- нарушитель был введен в заблуждение относительно личности истинного правообладателя (подтверждением этому могут быть договоры с лицами, которые заявили себя в качестве правообладателей, но не являются таковыми на самом деле);
- нарушитель безуспешно пытался разыскать правообладателя (подтверждениями могут служить экземпляры сообщений в СМИ, копии запросов, направленных в организации по коллективному управлению правами и другим пользователям, и т. д.);
- истец игнорировал подписание договора, а нарушитель не имел возможности остановить готовящееся использование объекта исключительных прав, например, в силу обязательств, принятых по договорам с другими правообладателями - соавторами, наследниками и т. д.(обязанность использовать объект исключительных прав не вытекает из Закона об авторском праве, но она может быть предусмотрена в договоре).
4. Экономические возможности нарушителя. В вопросе об определении размера компенсации далеко не последнюю роль играет личность нарушителя, точнее, его платежеспособность.
5. Стремление ответчика урегулировать допущенное нарушение «мирным» путем. Автор данной публикации говорит, что данный критерий, как и все указанные выше, имеет несколько разновидностей:
- ответчик первый обратился к правообладателю с предложением, например, о выплате гонорара по более высокой (чем обычно) ставке;
- получив первоначальную претензию правообладателя, ответчик признал допущенное нарушение,
выразив готовность на проведение переговоров;
- ответчик охотно вступил в переписку, но мотивированно отрицал факт нарушения исключительных авторских или смежных прав;
- ответчик игнорировал все обращения.
В. Погуляев акцентирует, что размеры убытков или полученного нарушителем дохода также могут учитываться судом в отдельных случаях. Поэтому правообладателю выгодно иметь на руках документы, подтверждающие размер гонорара, на который он мог бы рассчитывать при нормальном (законном) использовании объекта его прав. Однако суд не вправе требовать от истца представления таких документов под угрозой отказа в иске. Рассмотрение дела и определение размера компенсации только исходя из изложенных выше пяти объективных критериев (без учета размера убытков и дохода) не являются нарушением норм материального права и поводом для отмены решения.
На правах рекламы: