Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Статья Когда знак «копирайт» может ввести в заблуждение. О. Рузакова «Интеллектуальная собственность», Москва
описание | темы | ключевые слова 
В данной статье О. Рузакова рассказывает, когда знак «копирайт» может ввести в заблуждение.
В соответствии со ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» (далее - Закон об авторском праве) автору принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом, а именно право на воспроизведение, право на распространение, право на импорт, право на публичный показ, право на публичное исполнение, право на передачу в эфир, право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю, право на перевод, право на переработку. Указанные права могут передаваться только по авторскому договору, за исключением случаев свободного использования произведений, предусмотренных вышеназванным Законом. Кроме того, отмечает автор публикации, независимо от имущественных прав автору в отношении его произведения принадлежат личные неимущественные права, которые сохраняются за ним в случае уступки исключительных прав на использование произведения (п.3 ст. 15 Закона об авторском праве).
О. Рузакова говорит, что ст. 49 Закона об авторском праве позволяет автору взыскать либо причиненные ему убытки, либо доход, полученный нарушителем, либо (взамен этих требований) компенсацию в размере от 10 до 50000 минимальных размеров оплаты труда. В последнем случае не нужно доказывать размер причиненных убытков. Потерпевший может потребовать любую компенсацию в установленных Законом пределах, однако непосредственно размер взыскиваемой компенсации определяет суд, исходя из обстоятельств дела.
В соответствии со ст. 9 Закона об авторском праве авторское право на произведение науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания. Для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо формальностей. Обладатель исключительных авторских прав для оповещения о своих правах может использовать знак охраны авторского права, который помещается на каждом экземпляре произведения и состоит из трех элементов: латинской буквы «С» в окружности: ©, имени или наименования обладателя исключительных авторских прав, года первого опубликования произведения. При отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения.
Таким образом, отмечает автор данной статьи, Закон об авторском праве предусматривает, что знак охраны авторского права может помещать на экземплярах произведений лишь обладатель исключительных авторских прав. Однако на практике часто этим знаком пользуются обладатели неисключительных прав, например, издательство, получившее неисключительное право на издание и распространение произведения. Эта презумпция может быть опровергнута, в том числе по заявлению самого лица, которое указано под этим знаком.
Как отмечает О. Рудакова, наличие знака охраны авторского права еще не означает, что этот знак был проставлен указанным лицом или с его согласия. Любой нарушитель авторских прав мог бы проставить такой знак и, злоупотребляя правом, выпускать продукцию под именем известной организации в целях повышения спроса на товар. К тому же, считает автор публикации, не следует забывать, что автором произведения по российскому законодательству не может быть юридическое лицо. Юридическое лицо может приобрести исключительные права на использование произведения по авторскому договору либо по завещанию.
Для применения мер гражданско-правовой ответственности необходимо наличие не только факта причинения вреда автору, но и доказательств совершения противоправных действий именно лицом, к которому предъявлен иск.
О. Рудакова отмечает, что злоупотребление правом, предусмотренно ст. 10 ГК РФ. Однако это слишком общая норма, механизм ее реализации недостаточно четко определен на практике. В качестве таких злоупотреблений корреспондент называет формы недобросовестной конкуренции, предусмотренные Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Общей санкцией за такое нарушение является возможность суда отказать в защите принадлежащего права.
При условии, что товарный знак, который был использован нарушителями, зарегистрирован в установленном законом порядке, можно применить нормы, предусмотренные Законом РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Согласно ст. 46 данного Закона потерпевший может потребовать прекращения незаконного использования товарного знака или сходного с ним обозначения, а также публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации, удаления с товара незаконно используемого товарного знака или сходного с ним обозначения либо уничтожения изготовленных изображений. Если сделать это невозможно без причинения существенного вреда самому товару, то по смыслу закона решение суда в данной части может быть исполнено путем уничтожения самого товара.
Кроме гражданско-правовой, законодательством предусмотрена и уголовная ответственность. Ст. 180 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) устанавливает ответственность за незаконное использование товарного знака или сходных с ними обозначений, если оно совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, что влечет наказание в виде штрафа в размере от 200 до 400 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 до 4 месяцев, либо обязательных работ на срок от 180 до 240 часов, либо исправительных работ на срок до двух лет. Закон не дает определения крупного ущерба, что, как отмечает автор публикации, вызывает некоторые сложности при применении данной нормы. К тому же санкции, установленные в УК РФ, не представляют особой опасности для крупных нарушителей, получающих многомиллионные доходы.
Защита прав возможна также с помощью норм Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Ст. 10 данного Закона среди форм недобросовестной конкуренции предусматривает распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации. Данная норма не обязывает доказывать факт причинения убытков, достаточно лишь доказать такую возможность.
Абзац 3 ст. 10 вышеназванного Закона в качестве нарушения называет введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара. Кроме того, не допускается продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ, услуг.
Такого рода нарушения рассматриваются антимонопольными органами, которые применяют нормы раздела 6 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». В частности, отмечает О. Рудакова, антимонопольные органы могут давать соответствующие предписания о прекращении нарушений, перечислении в федеральный бюджет незаконно полученной прибыли, а также налагать в административном порядке штрафы и выносить предупреждения. Особая ответственность налагается на должностных лиц, виновных в неисполнении предписаний антимонопольных органов.
При применении санкций, акцентирует автор статьи, не следует забывать, что уголовная ответственность применяется только судами и только в отношении физических лиц, а административная ответственность - как судами, так и административными органами в отношении физических и юридических лиц.
В то же время анализ показывает, что те нормы, которые в настоящее время имеются в законодательстве, не позволяют эффективно защитить права МГУ, т.к. административные санкции применяются в пользу государства. Потерпевший при этом может рассчитывать только на то, что прекратятся дальнейшие нарушения. Хотя на практике крупные нарушители получают такие доходы, которые позволяют им в полной мере покрывать начисленные административные и даже уголовные штрафы, не прекращая нарушений.
В какой-то степени эффективной мерой воздействия в рамках судебного производства является, по мнению О. Рудаковой, применение обеспечительных мер, в частности, наложения ареста на товары, нарушающие права на результаты интеллектуальной деятельности, и в целом на имущество в обеспечение исполнения имущественных требований. Однако российское законодательство допускает применение этих процедур лишь по решению суда, а не в качестве предварительных административных мер, которые могли бы более оперативно обеспечить последующее исполнение судебного решения и пресечение нарушений.
Что же касается единственной и универсальной имущественной санкции, которая применяется для восстановления положения потерпевшего, - взыскания убытков, то , как отмечает автор данной статьи, доказать их причинение и размер на практике весьма сложно, а иногда просто невозможно.
На правах рекламы: