Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Ресурс Internet МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Александр МЕРЕЖКО http://www.practix.com/gazeta/2000/00-22/0022-11.h
описание | темы | ключевые слова 
Вступая в новый век и третье тысячелетие, человеческое сообщество пытается подвести определенные итоги накопленного опыта и выявить основные тенденции своего дальнейшего развития. В этом отношении международное частное право (МЧП), как одна из правовых форм регулирования общественных отношений, находясь на пороге XXI века, также требует объективного анализа основных достижений, проблем и перспектив этой специфической отрасли права перед лицом глобальных изменений, происходящих в настоящее время.
ДОСТИЖЕНИЯ
Вполне очевидно, что главным достижением МЧП является тот факт, что с помощью его коллизионных норм государствам удалось в значительной степени преодолеть "юридический национализм", проявлявшийся в замкнутости национальных правовых систем и подчинении всех правоотношений с иностранным элементом исключительно закону страны суда. В настоящее время практически все государства мира позволяют применение к гражданским правоотношениям с иностранным элементом не только национального, но и иностранного права.
Большое значение имеет и то обстоятельство, что благодаря МЧП осуществляется довольно активный процесс гармонизации и унификации норм частного права различных стран. В этом смысле МЧП выступает в роли катализатора создания системы единых материально-правовых норм, направленных на регулирование частно-правовых отношений с иностранным элементом.
Еще одним важным достижением в области МЧП следует считать укрепление такого коллизионного начала, как закон автономии воли (lex voluntatis), позволяющего сторонам внешнеэкономической сделки самостоятельно выбирать право, подлежащее применению к этой сделке. По сути, данный коллизионный принцип является свидетельством демократичности МЧП.
Таким образом, главные достижения МЧП сводятся к тому, что определяющими направлениями развития национальных систем частного права становятся такие процессы, как интернационализация и расширение сферы самостоятельности субъектов МЧП.
ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
По своей природе МЧП представляет собой средство регулирования частно-правовых отношений с иностранным элементом путем разграничения сфер действия правопорядков различных стран. В этой связи перед нами возникает вопрос, насколько успешно справлялось с этой задачей МЧП в прошлом, а также каковы его дальнейшие перспективы в свете возрастающей интенсивности международных гражданско-правовых взаимоотношений.
Следует отметить, что на сегодняшний день МЧП оказалось перед лицом довольно сложных задач и противоречий, что позволяет нам говорить о его настоящем кризисе. В основе этого кризиса лежит ряд нерешенных не только теоретических, но и сугубо практических проблем, связанных главным образом с коллизионным методом, представляющим по-прежнему главный метод МЧП. В юридической литературе эти проблемы были подняты и обсуждались уже достаточно давно, однако так и не получили адекватного разрешения. Среди главных проблем МЧП укажем на следующие.
Во-первых, сторона правоотношения, осложненного иностранным элементом, в момент совершения действия часто не в состоянии предвидеть, какая именно коллизионная норма может быть применена судом, и как будет разрешено данное гражданское правоотношение. Таким образом, применение коллизионной нормы часто ведет к непредсказуемым результатам, что подрывает принцип определенности права.
Во-вторых, существует проблема установления содержания иностранного права, когда местный суд в силу коллизионной нормы должен применить иностранное право, однако точное применение иностранных норм само по себе является весьма проблематичным, поскольку на практике местный суд вряд ли способен знать иностранное право и применять его с той же степенью точности и детальности, что и свое отечественное право.
В-третьих, коллизионная норма отсылает к материальной норме национального права, созданной, как правило, для регулирования сугубо внутренних правоотношений без учета специфики правоотношений с иностранным элементом.
В-четвертых, в МЧП до сих пор не решена проблема обратной отсылки (renvoi) и отсылки к третьему государству (transmission).
В-пятых, продолжает существовать проблема конфликта квалификаций. Причем ни одна из предлагавшихся теорий не является адекватным решением этой остро стоящей проблемы.
В-шестых, в МЧП стран континентального права и стран общего права существуют принципиальные расхождения по поводу правового статуса физических и юридических лиц.
В-седьмых, еще одним серьезным недостатком коллизионного метода является применение права конкретного государства к отношениям, протекающим вне территории этого государства.
И, наконец, в-восьмых, сложнейшей проблемой современного МЧП остается самая опасная с практической точки зрения коллизия - "коллизия коллизионных норм" разных государств, ведущая к "хромающим отношениям", когда по праву одной страны определенные отношения являются юридически действительными, а по праву другой страны эти же самые отношения не имеют правовых последствий.
Кроме того, в рамках МЧП существует также целый ряд других проблемных вопросов, связанных, в частности, с признанием и приведением в исполнение иностранных судебных решений.
В целом же термин "МЧП", как подчеркивают некоторые представители доктрины, может ввести в заблуждение, поскольку по своей юридической природе МЧП не является ни международным, ни частным правом.
Следует также обратить внимание на то, что в разных национальных правовых системах по-разному определяется сам предмет правового регулирования МЧП.
На этом фоне иногда даже складывается впечатление, что МЧП представляет собой клубок неразрешимых противоречий и проблем.
В этой связи необходимо отметить, что, к сожалению, в настоящее время в МЧП вышеперечисленные проблемы не только не решаются, но и продолжаются углубляться, постепенно превращая МЧП в тормоз развития международного товарооборота.
Не претендуя на исчерпывающую полноту в вопросе решения указанных проблем, хотелось бы предложить ряд конкретных шагов, направленных если не на окончательное решение, то хотя бы на смягчение наиболее острых и неотложных проблем современного МЧП.
Так, по нашему мнению, можно предложить следующую модель преодоления кризиса в МЧП.
В первую очередь необходимо продолжать дальнейшую унификацию коллизионных и материально-правовых норм в сфере частного права различных стран. С этой целью в качестве наиболее неотложной задачи возможна разработка и принятие универсальной конвенции, предусматривающей коллизионные нормы, разработанные на основе "основных принципов МЧП", а также международных коллизионных норм, получивших наибольшее распространение в практике международных судов и коммерческих арбитражей. Центральным положением такой конвенции должен стать принцип, сформулированный русским цивилистом Д.И. Мейером, согласно которому правоотношения, возникшие и признаваемые законными в одном государстве, должны признаваться законными и в другом государстве, если особым определением этого другого государства не признана незаконность данных правоотношений.
Кроме того, с учетом специфики и особой сложности коллизионной проблематики, в национальных правовых системах возможно создание особой категории национальных судов, специализирующихся на решении вопросов, непосредственно связанных с МЧП. Создание таких судов МЧП, состоящих из специально подготовленных высококвалифицированных судей, позволит оперативнее и качественнее решать гражданско-правовые дела с иностранным элементом. К тому же, данные суды в случае необходимости применения норм иностранного права смогут непосредственно обращаться за помощью в аналогичные суды других стран.
И, наконец, можно предложить создание международного суда МЧП по типу Международного суда ООН, в компетенцию которого входило бы решение наиболее сложных коллизионных вопросов, возникающих в практике национальных судов.
Деятельность такого международного суда МЧП и его решения по конкретным делам могли бы иметь огромное значение для унификации норм международного частного и гражданского права различных стран, а также стимулировать появление и развитие международных обычаев в сфере МЧП.
ТЕНДЕЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Какие же основные тенденции формируются в МЧП и каковы его перспективы на пороге XXI века?
Во-первых, в национальных правовых системах неуклонно растет удельный вес унифицированных материально-правовых норм, что само по себе свидетельствует о продолжающемся сближении и взаимопроникновении национальных систем права.
Во-вторых, происходит определенная регионализация МЧП. Если раньше примером такой регионализации в латиноамериканских странах был знаменитый Кодекс Бустаманте, то сейчас все больше говорят о формировании европейского МЧП. Причем европейское МЧП часто рассматривается в качестве наиболее прогрессивного примера для других стран.
В-третьих, постоянно расширяется сфера применения и предметная сфера МЧП.
В-четвертых, происходят заметные изменения в юридической технике МЧП, связанные с поиском приемлемого баланса между формализмом чересчур абстрактных коллизионных формул, с одной стороны, и недостаточной определенностью такого гибкого коллизионного начала, как "закон, с которым правоотношение наиболее тесно связано" - с другой стороны. Так, к примеру, в МЧП многих стран Европы происходит процесс, так сказать, "смягчения" некоторых коллизионных формул, что особенно заметно на примере привязки lex loci delicti commissi, которая "смягчается" с помощью субсидиарного принципа lex causae.
Однако наиболее заметное влияние на развитие МЧП оказывают, безусловно, новые информационные технологии и глобальная сеть Интернет, в рамках которой в недалеком будущем ожидается стремительный рост так называемой "электронной коммерции".
Думается, что именно Интернет, а также то, что именуется "новой экономикой", как раз и будет определять дальнейшие перспективы развития МЧП.
Как известно, МЧП регулирует гражданские правоотношения с иностранным элементом. Причем иностранный элемент может содержаться в различных структурных компонентах правоотношения. В этой связи перед МЧП вскоре возникнут трудности, касающиеся такого нового понятия, как "информационное общественное отношение", которое возникает при использовании Интернета.
Данное отношение, по мнению некоторых авторов, может состоять из пяти следующих элементов: пользователь (потребитель) - провайдер 1 - информационный ресурс - провайдер 2 - собственник (создатель информационного ресурса).
В свою очередь, каждый из этих элементов может принадлежать иностранному государству, что неизбежно ведет к коллизиям различных правовых систем. Отсюда видно, что МЧП еще предстоит выработать соответствующие юридические механизмы для решения коллизий, возникающих вследствие использования Интернет в целях ведения "электронной коммерции".
В то же время в рамках Интернет все более широкое распространение получает использование "электронной (цифровой) подписи", позволяющей не только заключать сделки в сети, но также создавать своеобразные электронные ценные бумаги.
В некоторых странах (например, во Франции и Германии) уже были приняты законы, регулирующие использование электронной подписи, а в рамках ЮНСИТРАЛ ведется работа по созданию модельного закона об электронных подписях.
Что касается правового регулирования электронной коммерции в целом, то под эгидой ЮНСИТРАЛ в 1996 году был создан модельный закон об электронной коммерции, целью которого является устранение юридических препятствий на пути использования безбумажной формы документации в коммерческих отношениях.
Вопросам электронной коммерции в контексте МЧП был также посвящен круглый стол, проведенный Гаагской конференцией по МЧП в сентябре 1999 года.
Результатом работы круглого стола стали рекомендации, которые вполне могут служить основой для дальнейшей разработки правил регулирования электронной коммерции. Так, среди упомянутых рекомендаций можно выделить следующие.
Во-первых, насколько это возможно, вместо создания новых норм для регулирования электронной коммерции следует применять существующие правила, принципы и процедуры, в частности, путем соответствующего толкования, включая использование функциональных эквивалентов.
Во-вторых, для контрактов он-лайн в целом в вопросах юрисдикции и применимого права, если исполнение соответствующего обязательства осуществляется в режиме оф-лайн (т.е. вне сети Интернет), существующие нормы МЧП, относящиеся к месту исполнения контракта, продолжают оставаться в силе. При этом, если исполнение контракта осуществляется в режиме он-лайн, место исполнения не имеет значения в качестве коллизионной привязки. В таком случае соответствующей коллизионной привязкой является местонахождение каждой стороны контракта.
В-третьих, при осуществлении электронных сделок в вопросах применимого права и юрисдикции ведущим принципом должен быть принцип автономии воли сторон.
Говоря о перспективах МЧП в контексте электронной коммерции и Интернет, следует иметь в виду, что в конечном счете многое зависит от степени влияния на функционирование Интернет самого государства, частью нормативной системы которого является МЧП.
Пока же мы можем наблюдать устойчивую тенденцию ослабления государственного контроля и влияния на Интернет и электронную коммерцию, в результате чего неизбежно происходит понижение значимости коллизионных норм МЧП для регулирования электронной коммерции.
По сути, национальное право в лице МЧП все менее удовлетворяет нужды электронной коммерции, и более не в состоянии эффективно регулировать коммерческие отношения, складывающиеся в Интернет.
Очевидно, в этой связи МЧП еще предстоит разработать более гибкие и эффективные механизмы регулирования электронной коммерции, которая в силу своего международного характера не поддается контролю со стороны национального права, а скорее основывается на самодисциплине ее участников.
НАУКА МЧП В XXI ВЕКЕ
В соответствии с основными постулатами теории американского ученого Томаса Куна , относительно структуры научных революций нынешнее кризисное состояние МЧП следует объяснять несоответствием между господствующей парадигмой науки МЧП и реальностью применения его норм.
Дело в том, что накопившиеся противоречия в МЧП свидетельствуют о неадекватности современной парадигмы науки МЧП, которая исходящей из того, что МЧП является неотъемлемым компонентом национальной правовой системы.
По нашему мнению, наука МЧП сейчас находится на пороге отказа от этой устаревшей парадигмы и создания новой. Суть новой парадигмы, вполне возможно, будет заключаться в признании того, что МЧП является элементом не национального, а международного права. Магистральное направление преодоления кризиса МЧП нам видится как раз в том, что постепенно под влиянием научно-технологического прогресса МЧП превратится в подлинное международное частное право.

На правах рекламы: