Главная

Болонский процесс. Автоматизация учебного процесса - Офис методиста

Статья Лицензирование товарных знаков и фирменных наименований В.В. Орлова. Патенты и лицензии
описание | темы | ключевые слова 
Лицензионная торговля правами на средства индивидуализации - товарные знаки и фирменные наименования - не менее популярна, чем на технологии, изобретения, другие объекты промышленной собственности и авторского права. В последние годы этот вид лицензионной деятельности получил в России колоссальное развитие. Статью на эту актуальную тему подготовила заведующая отделом теории и практики охраны интеллектуальной собственности ФИПС, канд. юрид. наук В.В. Орлова.
Предоставление лицензий на использование товарных знаков и фирменных наименований выгодно как самим правообладателям, так и лицам, приобретающим право использовать популярный товарный знак или фирменное наименование в своей деятельности.
Возможность предоставления лицензий обусловлена наличием у владельца товарного знака или фирменного наименования исключительных прав на эти объекты. Одним из составляющих этих прав является правомочие распоряжения ими, например, путем продажи лицензий.
Наличие такого правомочия у правообладателя установлено законодательством. Применительно к товарным знакам это Гражданский кодекс Российской федерации и Закон о товарных знаках. В отношении фирменных наименований правовое регулирование также в основном осуществляется нормами ГК РФ и отдельными нормативными положениями некоторых федеральных законов. Однако они не являются специальными, посвященными правовой охране фирменных наименований. К нормативным актам, регулирующим лицензирование товарных знаков, относятся также Правила регистрации договоров об уступке товарного знака и лицензионных договоров о предоставлении права на использование товарного знака.
В соответствии с российским законодательством в качестве товарных знаков охраняются лишь обозначения, зарегистрированные патентным ведомством. Иными словами, обозначения, хотя и используемые для маркировки товаров, но не зарегистрированные в установленном порядке, не являются в России охраняемыми товарными знаками и, следовательно, не могут быть объектом лицензирования. Разумеется, сказанное не относится к общеизвестным товарным знакам, охраняемым, как известно, без регистрации.
Несколько иной порядок действует в отношении правовой охраны фирменных наименований. Являясь участницей Парижской конвенции по охране промышленной собственности, Россия обязана предоставлять правовую охрану фирменным наименованиям без обязательной подачи заявки или специальной регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака. Это международное обязательство нашло адекватное отражение в российском законодательстве. Из содержания ст. 51 ГК РФ следует, что правовая охрана фирменного наименования возникает с момента регистрации правообладателя - юридического лица в органах юстиции, фирменное наименование является одним из сведений государственной регистрации юридического лица, которое включается в единый государственный реестр юридических лиц. То есть это не самостоятельная регистрация, а сопровождающая; фирменное наименование само по себе нигде не регистрируется.
Таким образом, фирменное наименование российского правообладателя может быть предметом лицензирования, если он зарегистрирован в качестве юридического лица. Если же правообладатель является иностранным субъектом, то его фирменное наименование может быть предметом лицензирования в России при условии, что оно охраняется в соответствии с национальным законодательством правообладателя.
Успешное лицензирование во многом зависит от правильной оценки правового статуса лица, предоставляющего право на использование товарного знака или фирменного наименования. Прежде всего необходимо иметь в виду, что предоставить такое право может только истинный правообладатель. Применительно к товарным знакам в качестве правообладателя может выступить либо сам владелец товарного знака, т.е. лицо, на имя которого он зарегистрирован, либо лицо, которому владелец предоставил не только право самому использовать товарный знак, но и предоставлять такую возможность третьим лицам на основе сублицензионного договора.
Применительно к фирменным наименованиям в качестве правообладателя также могут выступать два субъекта. Первый - это обладатель фирменного наименования, т.е. юридическое лицо, у которого право на это фирменное наименование возникло после его внесения в единый государственный реестр юридических лиц. Второй субъект - это лицо, которому обладатель, предоставив право пользоваться фирменным наименованием, разрешил передавать это право другим пользователям на основе договора субконцессии.
В соответствии с российским гражданским законодательством «юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде». Юридическими лицами могут быть как коммерческие, так и некоммерческие организации. Особо следует отметить, что такие обособленные подразделения, как представительства и филиалы, юридическими лицами не являются. Юридическое лицо обязательно должно быть зарегистрировано в органах юстиции.
В качестве второго субъекта, который может быть владельцем товарного знака, закон называет физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. В соответствии с российским гражданским законодательством гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.
Несоблюдение перечисленных требований к статусу владельца товарного знака может повлечь аннулирование регистрации в связи с признанием ее недействительной. Такое аннулирование возможно в течение всего периода действия регистрации товарного знака. Лицензионный договор, заключенный в отношении такого товарного знака, тоже будет признан недействительным.
Имеются законодательные требования и к статусу обладателя фирменного наименования. В качестве такового может выступать только юридическое лицо, причем являющееся коммерческой организацией (т.е. преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности).
Действующее законодательство не содержит прямых указаний на последствия несоблюдения требований, предъявляемых к правовому статусу обладателя фирменного наименования. Однако совершенно очевидно, что в таких случаях будет отсутствовать само исключительное право на фирменное наименование. Соответственно к сделке, совершаемой в отношении обозначения, выступавшего в качестве фирменного, нельзя будет применять нормы, относящиеся к договору коммерческой концессии.
Закон о товарных знаках содержит требование об обязательном включении в лицензионные договоры некоторых существенных условий, касающихся качества продукции, маркируемой лицензионным товарным знаком. Так, лицензиат должен гарантировать производство товаров (оказание услуг), обладающих таким же (или лучшим) качеством, что и товары лицензиара. Несоблюдение этого условия может подорвать авторитет товарного знака лицензиара. Именно поэтому закон предоставляет лицензиару право осуществлять контроль за соблюдением этого условия - гарантии. Закон не установил санкций за нарушение лицензиатом условий качества товара. Таким образом, это относится к компетенции сторон. Например, может последовать временное приостановление действия договора (в частности, до тех пор, пока не будет улучшено качество товаров), либо действие договора будет прекращено досрочно. Могут быть применены материальные (штрафные) санкции. Отсутствие в договоре таких существенных условий препятствует его регистрации в патентном ведомстве.
От факта регистрации договора зависит и его вступление в силу. Датой вступления в силу считается регистрация договора в патентном ведомстве, если самим договором не предусмотрена более поздняя дата начала его действия.
Условия договора с течением времени могут меняться. В том случае, если они касаются определения сторон (например, изменения организационно-правовой формы), предмета договора (вместо нескольких товарных знаков он будет касаться только одного), вида передачи товарного знака (вместо использования знака по лицензии стороны договорились о его уступке), объема передаваемых прав (у лицензиата отзывается право на предоставление сублицензий), то их оформляют в виде отдельного договора, который является дополнением уже зарегистрированного и действующего договора. Этот дополнительный договор вступает в силу и может приниматься во внимание только при условии его регистрации в патентном ведомстве.
Право использовать товарный знак может быть предоставлено и в рамках договора коммерческой концессии. В соответствии со ст. 1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии правообладатель может уступить заинтересованному лицу право пользования комплексом принадлежащих ему исключительных прав. Одной из составляющих этого комплекса является товарный знак (знак обслуживания).
Сведения о предоставленных лицензиях вносятся в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации. Кроме того, производится соответствующая публикация в официальном бюллетене патентного ведомства.
Регистрации в патентном ведомстве подлежат и изменения, вносимые в уже зарегистрированный и действующий лицензионный договор. К их числу относятся: изменения определения сторон, предмета договора, вида передачи товарного знака, объема передаваемых прав. Изменения лицензионного договора регистрируются в том же порядке, что и сами лицензионные договоры. За регистрацию взимается пошлина.
Договор коммерческой концессии так же, как договор франчайзинга, является сложным, многоаспектным. В.В. Орлова перечисляет обязательные его элементы:
стороны договора;
предмет договора;
объем передаваемых прав;
обязательства правообладателя, в том числе по предоставлению информации, необходимой пользователю, выдаче и оформлению необходимых лицензий;
обязательства пользователя, в том числе по использованию фирменного наименования правообладателя, обеспечению соответствия качества производимых им товаров качеству товаров правообладателя, соблюдению инструкции и указаний правообладателя, неразглашению конфиденциальной коммерческой информации;
ограничения прав сторон, в том числе территориальные;
ответственность сторон;
прекращение договора.
По мнению В.В. Орловой, предоставление лицензии на использование какого-либо объекта промышленной собственности предполагает, что он будет использоваться в том виде, в котором охраняется. На ее взгляд, при предоставлении разрешения на использование фирменного наименования реализация этого правила вызовет затруднения. Прежде всего это объясняется тем, что фирменное наименование включает обязательную часть, представляющую собой указание на организационно-правовую форму правообладателя. Очевидно, что не во всех случаях заключения договора коммерческой концессии организационно-правовые формы правообладателя и пользователя будут совпадать. Соответственно пользователь не сможет указывать фирменное наименование правообладателя полностью, не рискуя ввести в заблуждение потребителя.
Она считает, что договор коммерческой субконцессии не может быть заключен на более длительный срок, чем договор коммерческой концессии, на основании которого он заключен. Такое же правило действует и в отношении сублицензионных договоров, хотя оно и не зафиксировано в законе.
При лицензировании фирменных наименований широко распространено применение ограничительных условий, реализация которых может привести к ограничению конкуренции на соответствующем рынке. Существо таких условий может быть сведено к закреплению за пользователем определенной территории, на которой, например, не могут действовать ни другие пользователи, ни сам правообладатель. Ограничение также может заключаться в запрете пользователю конкурировать с правообладателем (как самостоятельно, так и путем приобретения аналогичных прав у конкурента правообладателя). Такое ограничение может действовать и после прекращения договора.
Цель введения правообладателем ограничительных условий при лицензировании фирменных наименований и товарных знаков очевидна. Однако к их использованию следует относиться очень аккуратно для предотвращения нарушения антимонопольного законодательства (например, недопущение занятия правообладателем доминирующего положения на рынке). Следует также иметь в виду, что такие ограничительные условия могут быть признаны недействительными по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон они противоречат антимонопольному законодательству. В этом тоже много общего с договором франчайзинга.
Закон содержит указание на ограничительные условия, которые нельзя использовать при лицензировании, в том числе фирменных наименований. Это условия, в силу которых:
правообладатель вправе определять цену продажи товара пользователем или цену работ (услуг), выполняемых (оказываемых) пользователем, либо устанавливать верхний и нижний предел этих цен;
пользователь вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения (место жительства) на определенной договором территории.
Договор коммерческой концессии может быть бессрочным. Однако закон (п. 3 ст. 1037 ГК РФ) установил возможность прекращения его действия. Собственно говоря, к срочным договорам эта норма тоже применима. Законом установлено, что договор коммерческой концессии прекращается в случае прекращения принадлежащего правообладателю права на фирменное наименование без замены его новым аналогичным правом.
Если же фирменное наименование изменяется, то договор может продолжать действовать при согласии пользователя.(который при этом вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения). Одновременно закон предусмотрел право пользователя потребовать в этом случае расторжения договора и возмещения убытков.
Договор коммерческой концессии прекращается, если одна из сторон объявляется банкротом.
Следует иметь в виду, что перемена стороны (правообладателя) в договоре коммерческой концессии не влечет автоматически его изменения или расторжения. Новый правообладатель становиться стороной этого договора в части прав и обязанностей, относящихся к перешедшему исключительному праву.
Содержание лицензионных договоров показывает, что, как правило, они заключаются в отношении всех товаров и услуг, для которых зарегистрирован товарный знак. В более 80% зарегистрированных договоров указан весь перечень товаров и услуг. По объему передаваемых прав примерно 3/4 договоров являются договорами неисключительной лицензии. А в большинстве исключительных лицензий лицензиату не предоставляется право на сублицензию.
Очень разнятся сроки договоров. Иногда они являются совсем краткосрочными (от трех до девяти месяцев), часто заключаются на один год. Наиболее распространенным является срок действия договора в пять лет. В.В. Орлова также хочет отметить, что значительное число договоров, изначально зарегистрированных на короткий срок, впоследствии продлевается, но не более чем на три года.
Она хочет отметить, что лицензирование товарных знаков в России стремительно растет. В 1999 г. число зарегистрированных договоров возросло по сравнению с 1995 г. в 27 раз. Это обстоятельство позволяет надеяться, что несмотря на экономические, политические, организационные проблемы лицензирование товарных знаков будет развиваться. Вероятно, более широкое распространение получит и лицензирование фирменных наименований, принадлежащих как иностранным, так и российским правообладателям.
На правах рекламы: